RuEn
  • Мы
  • Реклама
  • Карьера
  • Контакты
  • Новости
  • Rambler&Co 24 12 2013
    новость

    Илья Красильщик о том, почему журналисту важно не вляпаться в PR

    14 декабря 2013 года институт УНИК провел встречу с бывшим главным редактором журнала «Афиша», а ныне директором по продуктам «Афиши» Ильей Красильщиком, развенчавшим самые распространенные и устойчивые мифы о современных медиа. Чем опасна неосознанная коррупция, превращающая журналиста в пиарщика? Можно ли говорить о новых медиа как о самостоятельном явлении? Почему блогеры не заменят журналистов? Slon привел сокращенную версию лекции.

    Есть странная профессия по созданию медиа, и это лишь частично журналистика. О профессии этой люди много чего думают – и чаще всего думают совершенно не то, что есть на самом деле. Вот десять с половиной мифов, существующих в массовом сознании относительно медиа.

    Миф №1. Журналист должен соблюдать журналистскую этику. Есть человеческая этика, она распространяется и на профессию. На самом деле некоторые люди, прикрываясь этикой, пытаются не дать журналистам делать их работу. Все, что нужно знать журналисту, написано в законе о СМИ: как согласовываются тексты, как делается запись, что можно говорить, что нельзя. Парадоксальным образом закон почти никто из журналистов не читал, поэтому недостаток образования прикрывается абстрактной этикой.

    Миф №2. Длинные тексты никому не нужны. Старая идея о синдроме рассеянного внимания, якобы люди не могут читать длинные тексты, поэтому надо давать все коротко, и только это работает. Но статистических подтверждений нет. Есть длинные тексты, написанные плохо, и они действительно никому не нужны. Есть плохо написанные короткие тексты, и они тоже не нужны никому. Не раз публиковали длинные тексты, написанные хорошо, остроумно, и, как показывает практика, люди с удовольствием их читают. Но длинные тексты трудно писать, и проблема в том, что этому никто не учит. В России никто не занимается сторителлингом, поэтому умеющих писать можно пересчитать по пальцам.

    Миф №3. Медиа должны быть прибыльными. На самом деле они могут быть какими угодно. Известно много хороших неприбыльных медиа, загубленных стремлением к тому, чтобы сделаться прибыльными. Прибыльность медиа, которой в нынешних условиях добиться очень непросто, нужна для свободы журналистского коллектива. Она дает возможность разговаривать с владельцами СМИ с позиции силы: ты обеспечиваешь себя сам и можешь диктовать условия. Однако некоторые собственники прекрасно понимают, что издание неприбыльно и должно таким оставаться.

    Миф №4. Профессионалов заменит UGC. В середине нулевых говорили, что скоро не будет профессиональных журналистов, потому что появляются блогеры, гражданские журналисты, и они заменят профессионалов. Разговорам уже 10 лет, но ничего не изменилось. Есть блогеры, выполняющие журналистскую работу, например Алексей Навальный. Есть непрофессиональные журналисты, которые работают лучше, чем профессиональные. Тем не менее, если профессионалов не останется, то и вообще журналистов будет очень мало: блогеры ведь не получают денег за статьи, пишут на голом энтузиазме. Их никто не учит, и они многого не знают, в отличие от профессиональных журналистов.

    Миф №5. Медиа – это про то, как писать тексты и снимать картинки. Смысл медиа не в том, как написать текст, а в том, как описать реальность вокруг нас. Можно сделать много хороших текстов и вставить красивые картинки, но вот только медиа не получится, потому что не сложится целостная картина. Вот вам рецепт хорошего нового медиа: взять еще не описанный кусок реальности и о нем рассказать. Рассказать можно коряво, картинки могут оказаться не самыми красивыми, но если найдена реальность, медиа будет иметь успех. Медиа – это создание смыслов и рассказывание историй.

    Миф №6. Журналист должен быть объективным. Это в определенном смысле мантра. Мне эта позиция не нравится, хотя ее многие придерживаются. Я считаю, что объективности вообще не существует, нужно доносить только собственную точку зрения. Самое, казалось бы, объективное медиа на самом деле субъективно, потому что даже если не высказана точка зрения, любое описание людей, событий – это некий журналистский фильтр, и нет ни смысла, ни возможности пропустить через него абсолютно все. Хорошее медиа на том и построено, что оно дает свое видение мира. Другое дело, когда ты начинаешь этот мир описывать, то нужно показать несколько точек зрения. Так или иначе, никакой объективности не существует, потому что собственная точка зрения высказывается подспудно.

    Миф №7. Худший грех журналиста – коррупция. Это так, но есть коррупция похуже денежной – бессознательная. Она возникает, когда журналистику путают с PR. К сожалению, многие воспринимают журналиста как человека, который может помочь выставить нечто в лучшем свете. Думают также, что если в редакцию пришел пресс-релиз, надо рассказать читателю именно то, что в нем написано. На самом деле журналист – это фильтр, он должен отсекать весь шлак, оставлять только суть и проверять, насколько написанное в пресс-релизе соответствует действительности. Пересказ пресс-конференции – не журналистика, потому что журналист – это не диктофон. Точно так же человек, который общается с журналистом, должен понимать, что это не друг и враг. Журналист хочет рассказать историю такой, какой ее видит.

    Миф №8. Главный цензор в стране – Кремль. Есть проблема государственной цензуры, сейчас она стоит очень остро. В политических изданиях встречается часто, в неполитических – реже. Но существует постоянная цензура – цензура рекламодателей. Это значит, что у любого бренда есть целый список тем и персон, рядом с которыми реклама размещаться не может, потому что бренду они не соответствуют. Как правило, первым пунктом стоит политика. Рекламодатель не любит ничего, что с ней связано, и с этим надо как-то считаться. Надо постоянно решать проблему: каким образом рассказывать то, что хочешь, но так, чтобы все были довольны. Поэтому главный цензор – рекламодатель.

    Миф №9. Новые медиа. Я считаю, что новых медиа не существует, есть какие-то новые форматы, способы рассказывания историй, но на самом деле задача всегда одна – находить новую информацию, описывать реальность вокруг нас. Не надо думать, что если ты придумал новый формат, тебе не придется заниматься настоящей журналистикой. Ты можешь снимать видео, делать интерактивную инфографику, но это не должно приводить к тому, что полученная информация становится бесполезной. Новые медиа опасны, когда люди думают, что достаточно найти новый формат. Базовые правила медиа и журналистики никуда не делись.

    Миф 10. Главное – это лайки. Как только появились лайки, все стали мерить качество материала их количеством. И это развращает. Дело в том, что раньше у журналиста никогда не было прямой возможности понять, насколько успешно то, что он сделал. Это всегда происходило опосредованно. Особенно в журналах – узнать, хороша ли твоя статья, можно было от коллег, но никак не по результатам продаж. Они напрямую зависят от погоды в городе или нового мэра, который захотел, например, снести ларьки. И вдруг о том, хорош материал или нет, вы узнаете мгновенно, по лайкам. Это игла, на которую подсаживаешься, но медиа должны чувствовать, что делают. Необходимо, чтобы работа оставалась интересной редактору, самому журналисту, нужно следить, совпадает этот интерес с читательским или нет. Но если ты будешь стремиться к тому, чтобы каждый твой материал набирал больше лайков, легко утратить цельность, а это худшее для медиа. Читатели перестают понимать, с кем они общаются, потому что пропадает лицо журналиста, издания. Нужно слушать не читателя, а себя (и только потом – читателя).

    Миф 10,5. Можно научиться делать медиа, прослушав лекцию о медиа. Умный учится на чужих ошибках, а дурак – на своих. Как показывает практика, я – точно дурак. Меня много людей учило тому, как надо делать, но понимание приходит только тогда, когда на грабли наступаешь сам. Только на своих ошибках осознаешь, что было сделано неправильно. Любая лекция – это всего лишь видение человека, прошедшего путь и научившегося на собственных ошибках, ни одна из них не может быть универсальным руководством к действию. Научиться делать медиа можно, сделав его своими руками.

     

    Вопросы из зала


    – Кого вы привлекаете, чтобы научить людей писать длинные статьи?

    Красильщик: Я этого уже не делаю, потому оперативные тексты не заказываю, но раньше я заказывал их тем, кто умеет их писать. Есть еще вариант, когда люди не очень хорошо пишут, но очень хорошо собирают фактуру. Собрать информацию даже сложнее, чем отредактировать. Людей, которые умеют собирать информацию и хорошо ее излагать, практически не существует, и в этом нет ничего страшного.

    – Как мне кажется, объективность журналиста заключается в отсутствии пропаганды, не так ли? 

    Красильщик: Конечно. Человек не должен думать об объективности, но должен к ней стремиться всегда. Он должен быть фильтром и не пропускать шлак, не становиться пиарщиком. Если ты хочешь о чем-то узнать, лучше прочесть несколько материалов в разных изданиях, даже если издание очень хорошее, все равно что-нибудь да пропустит.

    – Вы сказали, что цензура – это действительно проблема сейчас. А вы лично с ней сталкивались?

    Красильщик: Особенно сталкиваться не приходилось, потому что у нас очень удобная позиция, мы журнал развлечений. А в политических изданиях все довольно плачевно, чего только не требуют: поменять заголовки, снять статьи. А то, что происходит с издательским домом «Коммерсантъ» в последние годы, это какая-то катастрофа. Раньше все было как-то прилично, но сейчас настолько топорно делается, что даже читатели стали замечать. А про телевидение вообще промолчу.

    – Журнал The New Times закроют?

    Красильщик: Я не знаю, кажется, там исключительно денежный вопрос. Возможно, инвесторам просто мешают дать им денег. Но главный редактор – человек пробивной, так что, думаю, все может получиться.

    Там работают журналисты-борцы. Борец и журналист – профессии разные, это часто возникающая проблема, и не только с политическими журналистами. У нас страна таким образом устроена – про что ни напишешь, выясняется, что с этим большие проблемы. Если журналист 10 лет пишет о чем-то, а потом понимает, что с этой сфере нужно что-то менять, он становится борцом. Ресторанный критик открывает ресторан, социальный журналист начинает открывать благотворительные фонды, политическому журналисту идти особенно некуда, но он просто начинает бороться. The New Times борется, и это благое дело, но это не совсем журналистика.

    – Какие жанры, на ваш взгляд, сейчас наиболее актуальны?

    Красильщик: Мне кажется, что самый востребованный жанр – интервью. Потому что его сложнее сделать, чем написать текст. Его легче читать. Востребован жанр расследований, люди не верят словам, им нужно предоставлять документы, доказательства, а тут уже не помешали бы знания юриста.

    – Сейчас очень много инфографики, что вы скажете по этому поводу?

    Красильщик: Историю не всегда можно рассказать с помощью текста, иногда нужны занимательные графики. Это очень сложно, и настоящую инфографику мало кто умеет делать, но то, что ее начали делать все, хорошо: в конце концов научатся.

    – Как можете прокомментировать ситуацию с РИА «Новости»?

    Красильщик: РИА «Новости» – это сложный момент, потому что это государственное учреждение, на которое тратится много денег. РИА «Новости» – это Светлана Миронюк, достойный, выдающийся человек. РИА «Новости» много чем занималось, например, часть денег, которые им приходили от государства, тратились на благотворительность. Трансляцию суда над Навальным мы видели благодаря РИА. Они устроили форум «Медиа будущего», приглашали на него самых интересных спикеров со всего мира. РИА «Новости» было лучшим информационным агентством страны, и оно никогда не было замечено ни в чем позорном. Фактов жесткой цензуры не замечено, пропаганды тоже. А в случае с Якуниным, когда они разместили новость, что он уволен, то они ведь разместили ее, когда им пришло официальное сообщение.

    – Расскажите о пикнике «Афиши», как он формировался?

    Красильщик: Надо было продвигать издание, но денег не было, поэтому сделали фестиваль. Такие фестивали можно проводить за счет других брендов. Получилось настолько круто, что наш музыкальный фестиваль стал лучшим в году. Удачный маркетинг вышел. Сейчас он уже давно не продвигает журнал, потому что стал самостоятельным явлением.

    Назад
    Закрыть

    Хорошие новости
    из хорошей компании

    Хотите получать самые свежие новости о Rambler&Co
    раньше всех?