RuEn
  • Мы
  • Реклама
  • Карьера
  • Контакты
  • Новости
  • Rambler&Co 21 10 2013
    новость

    Главные редакторы о трех новых интернет-изданиях «Афиши»

    Редакция журнала «Афиша» запустила три новых сайта: «Воздух» — о культуре, «Волну» — о музыке и «Город» — о Москве. Главный редактор Look At Me Даниил Трабун поговорил с тремя главными редакторами новых изданий — Екатериной Дементьевой, Юрием Сапрыкиным и Александром Горбачевым о том, зачем это все нужно.

    Look At Me: Под статьей с анонсом новых сайтов удивительно недоброжелательные комментарии: «Все изменения только к худшему». И еще 5 комментариев с вопросом «Что такое Афиша Daily?»

    Екатерина Дементьева, главный редактор журнала «Город»: В этом и заключалась наша главная проблема, и вот почему мы сейчас запускаем три сайта — никто, кроме нас, не понимал, что на сайте «Афиши» есть две совершенно параллельные истории — сервис с рецензиями и расписаниями и ежедневное издание, которое условно и называлось Афиша Daily. Эта статья должна была объяснить людям, какого черта мы на карантине последнюю неделю. Мы не давали в соцсетях на нее ссылку, то есть прочитали ее только те, кто зашли по адресу afisha.ru/daily, но, как оказалось, именно эти люди о существовании Daily и не подозревали.

    Александр Горбачев, главный редактор журнала «Волна»: Какая-то лента Мебиуса получилась. Те, кто зашел по адресу, о котором они не знали.

    Юрий Сапрыкин, главный редактор журнала «Воздух»: Когда Миша Идов переезжал из Нью-Йорка на работу главным редактором в GQ, я спрашивал его: «Какие у тебя впечатления от того, что здесь происходит?» Он говорил: «Наблюдения у меня два: вы слишком серьезно относитесь к Земфире и слишком много внимания обращаете на комментарии». Я с тех пор стараюсь следовать обеим рекомендациям.

    Дементьева: Вообще, годы идут, но комментаторы «Афиши» выдвигают только два требования: «Верните блог о кино» и «Не надо меняться».

    Сапрыкин: Я давно отписался от всех комментариев на «Афише», но тут на прошлой неделе они снова мне посыпались в почту. И вот, если читать подряд комментарии к последнему интервью с Сорокиным, можно натурально рехнуться. Примерно сто процентов людей пишут в разных выражениях, что Сорокин — это говноед, который изрыгает из себя каловые массы на великую Россию, некоторые добавляют, что интервьюер тоже говноед.

    Look At Me: Зачем нужно было создавать три сайта? Вроде и один бы неплохо справлялся со своими задачами.

    Сапрыкин: Поскольку автор идеи Илья Красильщик, то я могу только выступать его медиумом. Основной резон в том, что издание, которое мы имеем сейчас в интернете, оно, в общем, не совсем издание. Это было хорошо заметно, когда мы стали торжественно заявлять, что «Афиша Daily» перестает обновляться. Читатели просто не поняли, что такое «Афиша Daily». Для них всегда был сайт «Афиша», и все.

    Сайт состоял из огромного, исполинского куска с расписаниями и базой данных, к которому где-то сбоку были прикручены редакционные материалы. Редакция оказалась прикована цепями к этой громоздкой махине, где, чтобы поменять запятую, нужны были титанические усилия разработки длиною в годы. Наконец, и с точки зрения дизайна, и функционально это все осталось где-то в 2005 году. Этот узел можно было долго и муторно развязывать, но проще было его разрубить. Перейти из отношения полного симбиоза и слияния в отношения родственные и сделать три отдельных ресурса, которые относятся к семейству «Афиши» на равных правах с «Едой» и «Миром».

    Горбачев: В какой-то момент стало понятно, что на один сайт ходят разные группы читателей. Музыкальный раздел явно собрал свою отдельную аудиторию, которая, скорее всего, не очень интересовалась новостями про условные велодорожки. С другой стороны, люди, которые читали интервью с Навальным или режиссером «Гравитации» Куароном, не понимали, зачем им впихивают группу Der Keller или тех же Tesla Boy. Все эти сущности говорили и говорят немножко разными голосами, у них немножко разные идеологии. Изнутри нынешняя диверсификация кажется абсолютно логичной. 

    Сапрыкин: Но может казаться нелогичной со стороны. Я думаю, что издательскому дому Look At Media это знакомо, как никому другому, — когда ты пытаешься отпочковать отдельные проекты от основного, ты делаешь это, в том числе исходя из того, жив пациент или мертв. Наверное, в идеале мы бы должны были запустить отдельный киносайт, но раздел «Кино» по разным субъективным и объективным причинам находится сейчас не в лучшей своей форме. Напротив, раздел про музыку стараниями Шурика превратился в полноценное медиа, совершенно отдельное от всех. Зачем это прятать под одеялом, давайте эту ситуацию официализируем и открыто покажем.

    Look At Me: Как я понимаю, это все-таки не просто разделение основного сайта на три части. У каждого издания есть своя идеология, аудитория, может быть, не только возрастными рамками описанная.

    Горбачев: У меня амбиция довольно простая. Пусть это прозвучит громко, я считаю, что «Волна» должна стать главным сайтом про музыку на русском языке. Если человек хочет узнать, что происходит в мире звуков, он идет к нам. Простой эта амбиция является по той причине, что не существует сейчас никакого русскоязычного музыкального сайта, который был бы адекватен современности и по языку, и по героям и по своему внешнему виду.

    Look At Me: Если такого музыкального сайта нет, то, может, он и не нужен?

    Горбачев: Может быть, никто ни от чего не застрахован. Но я думаю, что нужен все-таки. Если просто открытыми глазами посмотреть вокруг, можно заметить, что музыка сейчас гораздо более всеобъемлющая вещь, чем 15 лет назад. Где бы ты не находился — в пробке, метро или офисе — везде люди слушают музыку. И, наверное, им интересно что-то про нее узнавать. Важно еще и то, что мы пишем про очень разную музыку и в очень разных ракурсах. «Волна» — это не только про звуки, это еще и про антропологию, социологию, мифологию. Стас Михайлов нам тоже интересен, например, просто не столько как музыкант, сколько как социокультурный феномен. Нам интересны какие-то потерянные психоделические шедевры и последний релиз How2make, певица Лорде и академическая музыка. И все это друг другу нисколько не противоречит, вот что важно. Я прекрасно представляю себе человека, который летом идет в Парк Горького на Стива Райха, — да что там говорить, мы с тобой, Даниил, такими вполне себе являемся…

    Дементьева: Кстати, вас обоих там не было.

    Сапрыкин: Очень точное описание сайта — для того, кто хочет сходить послушать Стива Райха, но никуда не идет, а вместо этого про него читает.

    Горбачев: Ну, может, и так. О-кей, прекрасно представляю себе человека, который хочет пойти на Стива Райха, а вместо этого подыхает на работе и слушает новый The National, а потом ночью, напившись в хлам, включает песню «Самый лучший день» на YouTube. Все это в людях прекрасно уживается. И у нас будет уживаться.

    Дементьева: В отличие от музыки, понятно, что такая вещь, как сайт про город, всем нужна. Всем нужен путеводитель, который рассказывает о состоянии ресторанов, магазинов, парков и прочего. Тем более, именно этого все привыкли ожидать от «Афиши». Я вчера изучила обложки первых шести выпусков «Афиши» 1999 года — там, если вынести за скобки культурную линию, рассказывали о буме уличной еды и самых модных кофейнях города. Задачи по выдумыванию и созданию города «Афиша» начала двухтысячных более-менее выполнила. Так что «Город» — это такая более социально ответственная «Афиша». Помимо занимательной футурологии «Город» займется рефлексией — так ли это все хорошо, нет ли здесь другого мнения, и отчасти будет впускать в свой мир людей, которые не могли бы попасть на обложку прежней «Афиши».

    Look At Me: Когда занимательная футурология и насаждение хорошего больше не нужны, городские журналы часто становятся, скажем, менее эмоциональными. Это видно сейчас по многим городским изданиям Москвы.

    Дементьева: Понятно, что советы и рассказы про новые места — самые популярные материалы, и тут, безусловно, есть риск выйти на гоночную трассу «Кто быстрее сфотографирует новый ресторан». Нам интереснее и веселее придумывать не совсем уж буквальные статьи про это все. Скажем, реагировать стандартными способами на отдаленные темы, как в частности было, когда мы делали гид по развлечениям Кирова для тех, кто поехал вслед за Навальным отслеживать процесс. Или же, наоборот, какими-то необычными для нас способами смотреть на привычные явления. Разговаривать не только с молодыми кулинарами...

    Горбачев: Но и со старыми посудомойщиками.

    Дементьева: Нам, помимо «Большого города» и The Village, надо, вообще-то, сражаться с «Афишей.ру» — это наш сервис, он большой, сильный, его все знают. Так что стоит задача как-то объяснить, чем «Город» от «Афиши.ру» отличается, и что он не является просто красиво проиллюстрированным блогом, куда собрано все лучшее.

    Сапрыкин: Cамо слово «Афиша» намекает, что все это в некотором роде про культуру и искусство, про то, что в журнале всегда немного легкомысленно называлось «развлечениями Москвы». Журнал действительно пытался относиться к этому не с какой-то железобетонной серьезностью, а, напротив, смотреть на свой предмет под неожиданными углами и переплетать высокие жанры с низкими. В самом начале «Афиши» это даже выглядело немного провокацией — намеренно перемешивать рестораны и магазины с Большим театром, показывая, что и то, и другое — часть жизни читателей, которая может способствовать облагораживанию этой самой жизни. 

    Для меня «Воздух» тоже в некотором роде движение «назад к истокам», но с двумя важными поправками. Первая — глупо в 2013 году притворяться, что весь наш круг интересов ограничивается событиями, происходящими в Москве. Я уверен, что среди наших с вами знакомых на порядок больше людей, которые посмотрели последнюю акцию Бэнкси, даже не будучи в Нью-Йорке, чем тех, кто сходил на основной проект Московской биеннале. Давайте смотреть правде в глаза — те или иные культурные события интересны не потому, что они происходят на соседней улице, а потому, что они большие, важные и заметные из любой точки земли. Хочется про это разговаривать не в тот момент, когда Пушкинский музей привезет через сто лет выставку Бэнкси, а прямо сейчас.

    Второе важное изменение, о котором я говорю немножко авансом (потому что не факт еще, что у нас получится это достойно сделать): точно так же, как когда-то «Афиша» перемешивала культуру с потреблением, сегодня хочется перемешать культуру с технологиями, — так, чтобы вообще не было понятно, где начинается одно и заканчивается другое. Не потому что выход нового телефона Samsung, который на полграмма легче предшественника, так же важен, как премьера в Большом, а потому что вот эти приборы и есть площадка, на которой мы с культурными событиями сталкиваемся. Эти технологии, ко всему прочему, страшно меняют природу культурных событий, и, когда одно врезается в другое, возникает что-то невероятно интересное. Клип Arcade Fire, где нужно сидеть, как дураку, перед монитором с включенным телефоном, и потом в какой-то момент в клипе показывают тебя самого — это самое сногсшибательное, что я в области музыкального видео наблюдал за много лет. По телевизору это нельзя показать, даже на YouTube не покажешь. Это что такое? Где это происходит? Как это сделано? Для меня это, извините, не менее захватывающий опыт, чем поход в музей.

    На все это накладывается специфика российского образования, которое очень плохо объясняет, с какой стороны к этим культурным феноменам подходить. Человек попадает в большую жизнь с довольно приблизительными представлениями о том, как устроено изобразительное искусство (не говоря уже о современном искусстве), современный театр и современная литература, и с каждым годом этот зазор становится все более фатальным. Дело не в том, что есть люди, которые читают Донцову, а есть люди, которые читают Сорокина, — дело в том, что даже люди, которые читают Сорокина, не понимают, почему на биеннале лежит куча кирпичей и это должно называться произведением искусства. И в этом смысле у «Воздуха» есть определенная просветительская функция, дай бог ее не провалить. А вообще, «Воздух» — про все самое прекрасное, про необыкновенные опыты, про чудеса.

    Look At Me: В контексте Московской биеннале Мединский может оказаться в «Воздухе»?

    Сапрыкин: У меня насчет Мединского есть такое парадоксальное мнение, что при нем Минкультуры работает гораздо лучше, чем раньше, по крайней мере, чем при Авдееве и Соколове. Это такая сила, которая вечно хочет зла, но вечно совершает благо. Он постоянно стращает всех страшными проклятиями в адрес всего светлого и прогрессивного, при этом светлого и прогрессивного делается, в общем, побольше, чем при его предшественниках. Может, это все вырулит в совсем мракобесную сторону, и тогда мы все попляшем, ну что ж, тогда об этом и попытаемся с ним поговорить.

    Look At Me: А какие отношения у всех трех изданий с бумажным журналом «Афиша»?

    Горбачев: Отношения хорошие, добрососедские и взаимовыгодные. Основной контент журнала — его главный материал: большое, полос на 70, а то и больше, аналитическое исследование какого-то одного феномена в этом городе или в этой стране. Ну вот как предыдущий номер был про подростков, а новый — про театр. Этот главный материал делается совершенно независимо от интернет-изданий, кстати, под него будет запущен в скором времени специальный сервис «Киоск», где каждый новый номер «Афиши» будет представлен как своего рода спецпроект, — на это все можно будет подписаться, в общем, об этом будет объявлено дополнительно. А кроме основного материала в журнале есть материалы вполне обычного рода: интервью, репортажи — вот это все — которые так или иначе увязаны с информационными поводами в городе. И их мы, конечно, делим с сайтами. Мы опубликовали интервью с Сорокиным — оно идет в «Воздух». Сделали фичер про Arcade Fire — он публикуется на «Волне», а ревизия новых мужских парикмахерских возникает в «Городе».

    Look At Me: Названия сайтов — «Воздух», «Волна» и «Город» — в общем, довольно необычные. Придумывали долго?

    Горбачев: Да, очень долго и весьма кроваво. Окончательные решения были приняты буквально три недели назад, причем пришлось собирать специальный ареопаг и устраивать голосование, потому что между собой мы договориться не могли никак. А что касается необычности... Название Furfur уж куда более необычное, извините! Если имеется в виду, что необычность — в том, что это русские слова, то для меня лично это чрезвычайно важно, потому что, во-первых, существует историческая традиция нейминга проектов «Афиши», а во-вторых, потому что называть русскоязычные издания, существующие в России, русскими словами, — это, по-моему, хорошо и правильно.

    Look At Me: Эти слова гораздо художественнее, чем названия проектов «Афиши» до этого — «Еда» и «Мир», например.

    Сапрыкин: Кончились. Настолько буквальные слова кончились. Такие, которые можно употреблять, при этом не сливаясь с фоном.

    Горбачев: Мы действительно пытались в какой-то момент придумать буквальные названия, но с «Воздухом», к примеру, это совсем нереально. Не называть же «Культура». Называть журнал про музыку «Музыкой» тоже странно.

    Дементьева: В случае «Города», не могу сказать, что мне очень повезло с так называемой демократичной процедурой выборов названия, на которой присутствовали наши коллеги из «Афиши», «Ленты» и других изданий. Не думаю, что, начиная с понедельника, люди, услышав слово «Город», будут понимать, что это про наш сайт, ни про что больше. С другой стороны, выбирать пришлось из довольно странных вариантов, нами же предложенных: в частности, была почему-то «Яуза». Еще однажды мы поругались с Шуриком [Горбачевым] в баре, когда он предлагал слово «Кирпич»...

    Сапрыкин: Было слово «Крекер»! Которое прожило один день, мы уговаривали себя, что оно неплохое. 

    Горбачев: Я до сих пор считаю, что «Кирпич» — отличное название.

    Сапрыкин: Мы снова вступили на эту скользкую дорожку.

    Дементьева: А поругались мы, потому что Шурик говорил, что кирпич — это то, из чего строятся города, это современно, а я была готова зарыдать и дать ему этим самым кирпичом по голове. У нас было рабочее название «Шум», потому что когда-то так в журнале назывались короткие городские новости, такой прототвиттер. Вроде здорово — «Шум», городская среда, — но «Шум», к сожалению, набрал меньше процента голосов.

    Горбачев: Было другое, очень хорошее, на мой взгляд, название для музыкального сайта, но я его не скажу. Может, пригодится еще. Да если и скажу, обязательно все напишут: «Так и надо было назвать, вы все сделали неправильно».

    Назад
    Закрыть

    Хорошие новости
    из хорошей компании

    Хотите получать самые свежие новости о Rambler&Co
    раньше всех?