RuEn
  • Мы
  • Реклама
  • Карьера
  • Контакты
  • Новости
  • Rambler&Co 07 07 2014
    новость

    Даниил Трабун: «Я давно хочу удовлетворить свои амбиции и стать кем-то»

    Пока новый главный редактор «Афиши» Даниил Трабун рассуждал об индустрии и планах на будущее в интервью другим изданиям, W→O→S попробовал разобраться, что за человек теперь будет вести самое авторитетное и большое российское издание для «прогрессивной молодежи».

    WOS: Каково это, раздавать столько интервью?

    Трабун:  Мне кажется, это довольно бесполезно. Я же еще ничего не сделал, чтобы об этом рассказывать.

    WOS: Ты был главным редактором Look At Me. Расскажи, как тебя отпустили. Болезненно или нет?

    Трабун: Мы пообижались друг на друга, но совсем недолго. Все-таки, Look At Me — это семья или секта, если хотите. Поэтому расставания всегда происходят тяжело.

    WOS: Тебя пригласили в «Афишу» в марте, как дальше ситуация развивалась?

    Трабун: Я отказался.

    WOS: Почему?

    Трабун: За два года Look At Me стал мне очень близким изданием. Я подумал, что моя команда, моя редакция — клевые, не стоит их бросать.

    WOS: Почему в итоге передумал?

    Трабун: Я понял, что команда может дальше развиваться и без меня.

    WOS: В «Афише» больше платят?

    Трабун: Ха-ха, да, больше. Но я не из-за этого ушел, конечно.

    WOS: Ты расцениваешь переход в «Афишу» как повышение?

    Трабун: Спорная штука. С одной стороны, будущее за интернет-медиа. С другой стороны, я понимаю, что в «Афише» у меня действительно будет больше ресурсов, больше возможностей получить новый опыт.

    WOS: А что ты хочешь делать дальше? Если переход в «Афишу» для тебя новая ступень, то какая следующая за ней?

    Трабун: Я всегда рассматривал медиа как возможность влиять на людей. Больше ресурсов — больше влияния. Больше возможностей передавать свои мысли, идеи, мироощущение большему количеству людей.

    WOS: То есть следующая ступень это, условно, «Первый канал»?

    Трабун: У меня с «Первым каналом» связано много стереотипов, если я скажу что следующая ступень он — то совру. Для меня следующая ступень — это свой издательский дом.

    WOS: Зачем тебе собственный издательский дом, если ты был главным редактором Look At Me, а теперь «Афиши»?

    Трабун: Есть создатели Look At Me, и в любом случае для этого сайта они останутся самыми важными, самыми главными, и это абсолютно нормально. Если внутри Look At Media сделать свой продукт, он все равно будет принадлежать издательству. К тому же, понятно, что через 10 лет все будет настолько другим, что, возможно, и не издательским домом будет называться, а как-то еще. Я просто считаю, что на глупую идею будет правильнее в какой-то момент самому найти деньги, самому все придумать, создать и начать делать это.

    WOS: Ты будешь самым молодым в «Афише»?

    Трабун: Странно, что так много разговоров о возрасте — Илья Красильщик в 21 стал главным редактором «Афиши», и это было давно.

    WOS: Хорошо, но вот сейчас в «Афише» ты будешь главным, а твои подчиненные многим старше и авторитетней. Вот как ты будешь помыкать Зельвенским, например?

    Трабун: Ха-ха, мои приоритеты и задачи сейчас таковы: сначала придумать, как помыкать Зельвенским, а потом уже заняться всей остальной «Афишей». Честно, я просто не интересуюсь возрастом. Я не собираюсь заходить в редакцию типа: «Сколько тебе лет? Ты уволен!». 2014 год же — неважно, какой у тебя возраст.

    WOS: А за реакцией на свое назначение в «Афишу» следишь?

    Трабун: Да, конечно. Это же прекрасная социальная игра. Захожу на blogs.yandex.ru и смотрю, насколько отвратительные посты пишут обо мне.

    WOS: И что пишут?

    Трабун: «Слабоватенький, не потянет».

    WOS: Как думаешь, почему выбрали именно тебя?

    Трабун: Честно, у меня нет вопроса «Почему я?». Мне интересно, чего от меня ждут. Скорее всего, ждут, что я могу по-настоящему все изменить.

    WOS: Именно поэтому они предпочли призвать тебя, человека со стороны, а не довериться кому-то, кто уже давно работал в «Афише»?

    Трабун: Да, мне кажется, это связано с попыткой освежить «Афишу». Лично мне всегда нравился журнал, но год назад мне показалось, что «Афиша» начала уставать. Возникало много «листингов» вроде «Главное в искусстве», «Главное в литературе», «История российской рекламы». А на новую территорию заходить не удавалось. Как в таком случае освежить журнал? Взять нового человека.

    WOS: Как ты вообще относишься к моде? Ты как журналист создаешь ее или анализируешь?

    Трабун: Мне интересно, почему происходит то, что происходит прямо сейчас.

    WOS: А что происходит сейчас?

    Трабун: Ну, к примеру, сейчас люди живут в постоянном ощущении экономического кризиса. Деньги интересуют всех, без них мы не можем поесть, заплатить за квартиру, поэтому условные биткоины так всех заинтриговали год назад.

    WOS: А кто эти все? Не люди же за соседним столом? (Там пьют пиво и едят пирожки полицейские.)

    Трабун: В моем придуманном мире я могу сесть к людям за соседний стол и заинтересовать их этим. Люди вообще во всем заинтересованы, просто они не знают об этом. К тому же, это определенный вызов — ты берешь что-то совершенно, на первый взгляд, неинтересное и придумываешь, как объяснить, что это важно сейчас обсудить.

    WOS: Получается, что ты объясняешь каждому конкретному человеку, почему это важно, почему это касается его, просвещаешь его — и таким образом тебе начинает казаться, что делаешь что-то важное сам?

    Трабун: Это действительно важное дело. Есть шум, из которого нужно достать информацию, сделать людей более сознательными, чтобы они реально понимали, что происходит вокруг.

    WOS: Но ведь и «Афиша», и Look At Me на самом деле далеки от того, что реально происходит вокруг.

    Трабун: Я не согласен. Я постоянно делаю реалити-чек: что на самом деле вокруг происходит.

    WOS: Но тем не менее это же локальная история, у которой 5 героев и 25 читателей.

    Трабун: За два года работы в Look At Me я постарался расширить этот круг.

    WOS: Получилось?

    Трабун: Думаю, что да. Это стратегический ход, такой задел на несколько лет вперед. Ты не можешь просто взять и сразу заинтересовать всех, но ты можешь подбираться к людям. К примеру, когда умер Калашников, мы суперкруто отработали тему СССР, что довольно необычно для условного модного сайтика. И потом продолжили про историю говорить.

    WOS: И тем не менее все это междусобойчик. И «Афиша», и Look At Me, и W→O→S — междусобойчик, который реально ни на что не влияет.

    Трабун: Мне кажется, что междусобойчик — это старая парадигма. Ну вот серьезно, тебя много лет обвиняют в междусобойчике, и ты такой «ага, точно». И начинаешь в этой же парадигме думать — все, ничего не сможем. А когда немаленькое сообщество что-то меняло? Активные чуваки, которые что-то делают, всегда оторваны от общей массы людей, от абстрактного большинства. Большинство, 140 млн россиян — это просто строчка в Wikipedia. В конце концов, если говорить про Look At Me — мы влияли на выбор профессии людей, на их представления о реальности. Да, ты можешь меня спросить, насколько это представление о реальности может помочь, если ты живешь в России. Я думаю, что может. За все то время, что мы здесь живем, — несмотря на то что сейчас происходит что-то не очень хорошее — на самом деле многое изменилось. Понятно, что речь не только о потребительских радостях. Мы задумались о свободе, понимании и осознании своих прав. В общем, если про большинство думать в контексте маленьких компаний и реальных людей, ты понимаешь, что вот они что-то менять могут, а 140 млн человек ничего не могут, кроме того чтобы быть большой цифрой.

    WOS: Что вообще объединяет всех этих людей, которые беспокоятся о свободе и надеются на велодорожки? Можно ли это меньшинство, эту компанию назвать сильной? Не является ли все это побегом от реальности, пускай и симпатичным, но заранее обреченным на провал?

    Трабун: Объединяет людей, которые заботятся о велодорожках, что они средний класс и живут в городах-миллиониках. Побегом от реальности является то, что мы почему-то вообще решили обсуждать устройство общества в примитивных определениях. Очень просто привязаться к велодорожкам и Парку Горького, но get over it, идем дальше. У нас много дел впереди. Нах§$ дорожки и обсуждение фильма «Срок» в очередном посте в Facebook. Всегда не любил общественные дискуссии на сотни комментариев, а ты меня заставляешь в очередной раз в нее вступать. Ты разочаровался в чем-то, вот? Я — нет. Считаю, что все, что с обществом произошло, — крутой опыт, его надо осознать каждому.

    WOS: Но разве ты сам не участвуешь в общественных дискуссиях и спорах на фейсбуке?

    Трабун:  Я завел ЖЖ в 2005 году и много лет разбирался с собой. Вот, к примеру, сначала писал маленькими буквами с многоточиями после каждого предложения, а потом понял, что это идиотизм, и я не только так не говорю, но и не думаю так. И что многоточия с маленькими буквами и общая «поэтичность» блога — это просто способ понравиться кому-то, а нравиться нужно в первую очередь себе. То же самое с общественными дискуссиями: в Facebook невозможно говорить на серьезные темы, давайте уже договоримся все, что серьезные темы можно обсуждать или в закрытых группах, или в личных сообщениях. Вообще, мне очень нравятся таймкиллеры вроде приложения Secret, но я раз в неделю себя проверяю — на что я потратил время бесполезно? И удаляю все аддиктивные игры, приложения и тому подобное.

    WOS: Если все-таки вернуться к предыдущей теме... Тебе не кажется, что и Look At Me, и W→O→S, и в меньшей степени «Афиша» — это все-таки арт-проекты или в лучшем случае публицистика, хотя, скорее, просто кружки по интересам. Но все-таки не журналистика. Журналистика — это взять и поехать на войну.

    Трабун: Журналистика все-таки разная бывает. Существует культурная журналистика, и она для меня немногим отличается, к примеру, от военной журналистики. Да, военный корреспондент гораздо более героическая профессия, чем колумнист и обозреватель моды, но все это журналистика. При этом ты всегда должен понимать, как сделать так, чтобы твой злободневный материал не оказался для тебя последним. Ну что, выходит, что я углы сглаживаю?

    WOS: А ты сам думаешь, какой ты?

    Трабун: Хороший вопрос. У меня были две поры в профессиональной жизни. Сначала — когда я был бешеным. То есть если в редакции мне что-то не нравилось, я мог бросить ноутбук об пол.

    WOS: Такой «Дьявол носит Prada»?

    Трабун: Нет, «Дьявол носит Prada» — это когда ты начальник, а когда ты просто редактор — это не «дьявол», а просто какой-то псих. Потом у меня довольно сильно изменились взгляды на это все. Я вырос. Понял, что все нужно по-другому воспринимать. По-идиотски прозвучит — но я за сознательность. Мое кредо — это попытка осознать и каким-то образом разобраться. Как профессионал я всегда выступаю за цивилизованный диалог, за изучение.

    WOS: То есть в драке ты пойдешь всех разнимать и устраивать цивилизованный диалог?

    Трабун: Да, попытаюсь разнять. Не уверен, что это привлекательно звучит, но этого сейчас многим не хватает.

    WOS: А кто он вообще — идеальный современный молодой человек?

    Трабун: Насчет идеального не знаю, но универсальный рецепт — это как-то соединить детскую любознательность и дотошные поиски истины. Ну, это молодость и есть, наверное.

    WOS: С какими своими слабостями ты борешься?

    Трабун: В первую очередь борюсь со своим незнанием. Я в школе, к примеру, не любил историю, потому что у нас была такая пожилая, очень добрая, но невыносимо скучная учительница. А не знать историю — это ужасно хреново, особенно в мире, где тебя очень легко обмануть. Вот теперь слушаю многочасовые подкасты Hardcore History и наверстываю. Не любить историю — это поверхностность и необразованность. Или вот, главная моя болезнь и многих сегодня — это синдром дефицита внимания. Усугубляется сотнями и тысячами оповещений о том, что происходит во всех твоих соцсетях, мешает думать и превращает в истерика, который целый день в делах, но в итоге ничего так и не сделал. Это нужно просто понять и отключать это все. Нужно заставлять себя делать медленные вдумчивые вещи.

    WOS: Тебе не кажется, что это все немного детское — привязанность к оповещениям как к чему-то сладкому, капризные требования, при этом нежелание или лень что-то глубоко изучить самому. Как будто бы в нашем поколении сплошные инфанты либо страшные одноклассники из соцсетей?

    Трабун: Ну, если с прошлым сравнивать, практически все сегодня детское. Раньше концепции детства вообще не было. Научился ходить — работай. Так что-то, что сегодня 30-летние смотрят клипы Майли Сайрус и размышляют какую приставку купить, а офисы корпорации Google похожи на детскую площадку — это естественный ход вещей.

    WOS: Кстати, когда ты сам думаешь заводить семью и думаешь ли ты вообще об этом?

    Трабун: Сложный вопрос. Я появился у молодых родителей, хиппи, и, понятно, что в связи с этим было много, скажем так, проблем. Если возвращаться к детскости — мне кажется, они были не менее инфантильными и без оповещений, троллинга в «Фейсбуке» и так далее. Зато папа с мамой были моими друзьями.

    WOS: Хиппи?

    Трабун: Да. Конец 80-х, такие совершенно восхищенные всем вокруг (точнее, наверное, собой и друзьями); люди, которые живут в странный промежуток времени, когда ничего не понятно. Кстати, абсолютные хипстеры, если так подумать: мама хотела стать дизайнером одежды, а папа писал стихи, играл в группе, в общем, развлекался. Творческая интеллигенция, наверное. При этом у них были небогатые родители, поэтому каким-то образом приходилось зарабатывать, продавать пластинки на Арбате, работать в библиотеке. Ну, и я под ногами бегал. Я бы не хотел раньше 35-ти задумываться о детях. Хочется сделать их счастливыми, а сегодня моя голова забита в первую очередь работой, и места для них, в общем, совсем нет.

    WOS: То есть на первом месте работа. Но какую отдачу ты от нее получаешь?

    Трабун: Ну, кроме того, что это способ что-то хорошее и заметное сделать, через работу я понимаю, кто я такой. Это же не только рабочие моменты, это и моральный выбор. Хочу удовлетворить свои амбиции и стать кем-то. Ну и — это сейчас прозвучит как будто я нью-эйджер — но я действительно хочу сделать мир лучше и, конечно, таким образом лучше себя. Гармоничней и спокойней.

    WOS: Сейчас ты спокоен?

    Трабун: Пока не очень.

    WOS: Переход в «Афишу» делает тебя счастливее?

    Трабун: Конечно. Каждый мой шаг делает меня счастливей. Отличный идиотский пинг-понг вопросов-ответов у нас тут вышел.

    Назад
    Закрыть

    Хорошие новости
    из хорошей компании

    Хотите получать самые свежие новости о Rambler&Co
    раньше всех?